Previous Entry Поделиться Next Entry
Рассказы
sls_cross

"Консервы из металла"

Василий развалился прямо возле порога в каюту и крутил в руках сигарету.

-Как же я соскучился по курению… - Василий сентиментально вздохнул. – Одна любовь осталась в мире.

С дивана поднялся Петр и удивленно покосился на Василия.

-Что?

-Ты же знаешь правила.

-Знаю… - Виталий вновь вздохнул и убрал сигарету в передний карман комбинезона. – Когда прибываем?

-А я почем знаю? Который час?

-Три тысячи двадцать шестой.

-Значит, прибудем через четыре часа.

Капитан влетел в каюту, переступив через Виталия, обыскал столик, схватил какие-то бумаги и убежал обратно.

-Что это с ним? – поинтересовался Виталий.

-Он всегда такой перед посадкой. – усмехнулся Петр.

Петр натянул на себя комбинезон и вышел из каюты. Василий поднялся и побрел за ним. Петр уселся прямо напротив терминала связи и принялся что-то набирать на консоли. Василий с минуту глядел на механика, а затем побрел на свое место – возле ядра двигателя. Он обошел огромный светящийся голубой шар и подошел к терминалу управления. Горизонтальная линия даже не шевельнулась, ни разу за последние триста часов. Значит, все в порядке, и магнитная цепь функционирует нормально. Затем Василий вернулся в каюту и налил себе кофе. Приятный аромат наполнил помещение, и Василий развалился на диване, закинув ноги на спинку стоящего рядом стула.

-Ты что развалился? – в каюту вошел капитан.

-А что?

-Шел бы на свой пост.

-Да с двигателем порядок. За триста часов ни малейшего отклонения.

-Смотри у меня. – капитан потряс толстым пальцем. – Ты тут случайно транспортную расписку не видел?

-Нет. – Василий сделал глоток. – А что мы везем?

-Запчасти для роботов.

-Шахтеров?

-Шахтеров. – подтвердил капитан.

Через четыре часа транспорт приземлился неподалеку от шахты, добывающей унитопы. Вся команда из трех человек надели тяжелые скафандры и вышли на поверхность. Возле корабля их уже ждали два человека в желтых шахтерских экзоскелетах.

-Ну как добрались?

-Директор Шухов? – экзоскелет кивнул. – Хорошо добрались. Вот документы.

Капитан передал металлическую папку экзоскелету.

-Нам понадобится время, чтобы проверить. Вы можете подождать?

-Конечно.

-Отлично! Тогда я прикажу роботам начать разгрузку.

-Там должно быть двести тонн запчастей.

Экзоскелет директора убежал внутрь шахты.

-Пойдемте за мной. – сказал второй экзоскелет.

Команда послушно побрела до шахты, вошла в шлюз и далее продолжила шествие до комнаты отдыха. Это было незамысловатое, полупустое помещение, заставленное койками и тумбами. Второй стащил с себя шлем экзоскелета.

-Здесь вы можете пока отдохнуть. В тумбах найдете продовольствие. Угощайтесь. – шахтер поклонился и вышел из комнаты.

Василий оглянулся и уселся на койку, слегка поерзав на ней.

-Хм… Жесткая.

-Заткнись, неженка. – с издевкой кинул Ярослав, штурман.

-Да я просто проверил. – Василий улегся в тяжелом скафандре, сложил руки на груди и тут же захрапел.

-Вот лентяй! – возмутился капитан.

-Бросьте, капитан. Зато он лучший двигательный инженер. – парировал Петр.

Капитан еще хотел было что-то сказать, но передумал и повалился на койку рядом с Василием. Усталость навалилась на него, как груда кирпичей при обвале, и он моментально заснул. Петр еще какое время пытался бороться со сном, но все же уснул. Один только Ярослав достал какую-то книжку и принялся читать. Капитана разбудили несколькими сильными толчками в бок.

-Что происходит? – сквозь сон спросил капитан.

-Вставайте, капитан! Вставайте! – его будил Василий. – Берите!

Инженер протянул капитану пистолет и выбежал из комнаты. Капитан резко подскочил и огляделся. Здесь никого не было. Где-то вдалеке слышались редкие выстрелы и вскрикивания. «Да что здесь происходит?» - вслух спросил капитан, поднялся с кровати и выбежал в коридор. Недалеко от двери на колене сидел Петр и целился в оптический прицел винтовки.

-Что случилось?

-Роботы… Убили пятерых шахтеров и сейчас идут сюда.

-Где команда?

-Вася и Ярик отправились к затвору и пытаются его закупорить, чтобы не дать роботам выйти наружу.

-А что с погрузчиками?

-Их вовремя отключили.

-А где директор?

-Мертв.

Капитан громко выругался и надел шлем.

-Говорит капитан! Отзовитесь!

-Капитан. – в наушниках зашипело и раздался голос Василия. – Затвор испорчен, отступаем. Приготовьтесь открыть огонь!

Капитан встал в дверной проем и нацелился в пустой темный коридор. Вскоре прибежали Василий и Ярослав. Они заряжали винтовки и очень нецензурно ругались. Затем Василий развернулся и присел прямо напротив Петра. Ярослав встал над ним и тоже наставил ствол на пустоту коридора. Раздался пронзительный визг, а затем послышалось лязганье металла. Перед командой показался огромный шахтерский робот с клешнями-манипуляторами вместо рук. На плечах краснели генераторы лазеров. Робот с грохотом бросился на людей. Раздалась беспорядочная пальба. Робот визжал и махал манипуляторами. Все-таки ему удалось задеть Василия, и тот отлетел и ударился об потолок, затем вновь подскочил и открыл огонь. Тусклое освещение коридора погасло вовсе, все затихло. Капитан включил ночной режим в шлеме и увидел лежащего перед собой Петра, у него не было ног.

-Петр! Петр! – капитан подскочил к телу механика и взвалил его на плечи. – Уходим отсюда!

Но никто не отзывался. Он только увидел, как Василий сидит, прислонившись к стене, и вытирает кровь с лица. Его шлем был разбит, только горели небольшие сигнальные огни аварийного маяка. Капитан повалил тело Петра и сел рядом.

-Что с тобой? Ты как?

-Порядок… Ушибся только. – Василий засунул руку в рот. – Вот тварь, зубы выбил!

Василий харкнул кровью на пол. Капитан вновь оглянулся. Ярослав брел, опираясь на стену и подпрыгивая на каждый второй шаг.

-Эта тварь мне ногу сломала! – злобно крикнул Ярослав.

-Как твой шлем? – спросил капитан.

-В норме.

Василий осмотрел тело Петра, стащил с его головы шлем и надел на себя. Капитан вновь взвалил труп на плечи, и все трое отправились к шлюзу.

-Черт. Шлюз блокирован. – Ярослав уставился в дисплей пульта управления шлюзом. – Придется ломать. Есть у кого гранаты?

-У меня были. – Василий потянулся к заднему карману штанов скафандра и достал два блестящих цилиндра. – Держи.

Ярослав повернул ручки активации и положил гранаты рядом с воротами шлюза.

-Держитесь! – Ярослав уперся в небольшой выступ перед воротами.

Раздался хлопок, и капитан взмыл в воздух. Его буквально выбросило из шахты и ударило об их родной транспорт. Василий и Ярослав выбежали изнутри и схватили тело Петра. Дверь грузового отсека открылась, и они забросили тело и сами запрыгнули внутрь. Капитан, кряхтя и ругаясь, подошел к транспорту и кое-как залез в грузовой отсек.

-Летим отсюда. – приказал капитан.

Ярослав допрыгал на одной ноге до пульта управления и запустил двигатели. Василий стащил с себя скафандр и помог капитану раздеться. Они оба уселись, прислонившись к стене корпуса. Капитан достал портсигар и раскрыл его, предложив Василию сигарету.

-Так ведь не положено.

-Плевать. – капитан сплюнул, достал сигарету и закурил.

Василий потянулся к переднему карману рубах и вытащил свою сигарету. Она была переломлена возле фильтра.

-Черт! – он со всей силы швырнул поломанную сигарету.

Капитан не глядя протянул портсигар Василию, и Василий тоже закурил.

-Ой хорошо! – Василий повалился на пол и распластался, более напоминая звезду. – Еще чуть-чуть, и превратились бы в консервы.

-С начинкой из металла. – добавил капитан, и они оба рассмеялись.




"Мертвый купол"

Жизнь под куполом – это не жизнь. Ты постоянно утыкаешься в искусственные стены, рамки и границы твоей собственной свободы, личности, души. Полет заканчивается на определенной высоте под искусственным потолком. Обследовать нечего и негде. Тяжелые условия, развивающие у людей клаустрофобию.

 

Марсианский купол «Эндлесс», 2036 год.

Гарри Фроммель был одним из главных конструкторов этого купола. Мы воздвигли поистине монументальное сооружение двухкилометровой высоты. Длины окружности купола составляет примерно двести километров. Внушительная площадь для строительства целого города-прототипа. С этого и началась наша колонизация. Под куполом разрыли канавы под асфальтированные дорожки. В нетронутых местах высадили целые каскады деревьев, а марсианскую пыльную землю покрыли густым покровом зеленой травы. Парковая зона под «Эндлессом» стала своего рода место отдыха для нас. Сильнейшие осветительные приборы купола позволяют нам получать оттенки, приближающиеся к цветам неба и солнца на Земле. Мы ложимся под дерево и спокойно дремлем два-три часа, а затем грузимся обратно в транспортер и возвращаемся на орбитальную станцию «Марс IV».

 Вот и в этот раз я и два моих друга-инженера отправились под купол, чтобы немного отдохнуть. Георгий Корнилов и Вильгельм Мюллер расположились неподалеку от меня и принялись играть в шахматы, а я достал потрепанный томик Булгакова. Это все Корнилов, этот русский. Подсадил меня на русскую классику. Скажу сразу – мне очень понравилось «Собачье Сердце», а «Мастер и Маргарита» увлекли на долгие вечера одиночества в черном пространстве.

 Купол постепенно менял оттенок с сине-голубого до красно-алого, имитируя приближение заката. Не хватало только шума океанского прибоя. Впрочем, и так сойдет. Неожиданно освещение вовсе погасло.

-Что это? Незапланированная ночь? – усмехнулся Георгий, его голос я хорошо знал.

Слышались шорохи и копошение, видимо, исходившее от Мюллера, и в его руках загорелась небольшая зеленоватая трубка.

-Что произошло? – Мюллер уставился на меня.

-Не знаю.

-Ты же главный.

-Надо добраться до терминала управления.

-Сколько до него?

-Не знаю, может, пара километров.

-Ну прекрасно! Устроим ночную прогулку по террариуму? Слушайте, вы мне напоминаете пауков из моего террариума. Тоже искусственные деревца и домики из пластика, и мой Круксик, деловито разгуливающий по миниатюрному городу. – Георгий захохотал.

-Двигаем. – предложил я.

Мы все трое двинулись вперед, то и дело натыкаясь на деревья. Все-таки осветительная трубка Мюллера обладала слишком маленьким радиусом освещения, зато могла гореть несколько дней к ряду. Через сорок минут мы наконец добрались до торчащего из земли стального короба. Я аккуратно открыл крышку и уставился в дисплей.

-Хм… Видимо, элементы питания вышли из строя.

-Ты хоть понимаешь, что говоришь?! – всполошился Мюллер. – Двести тысяч элементов питания одновременно?!

-А ты что предлагаешь? – сердито поинтересовался я.

-Возможно, дело в системе подачи питания. Дай я посмотрю. – Вильгельм бесцеремонно подвинул меня в сторону и уставился в дисплей. – Ни черта ты не понимаешь, Билл. Посмотри на схему… Здесь, здесь и здесь цепь разорвана. Вот и не идет питание.

-Тогда встает другой вопрос… Кто разорвал эти цепи? – серьезно спросил Георгий.

-Сейчас вопрос не в этом. – перебил его Мюллер. – Как починить цепи… Вот в чем вопрос. Так… Сейчас… Черт. Шлюз купола закрыт. Подача кислорода прекращена.

-Да мы в лесу, так что не бойся. – Корнилов хлопнул Мюллера по плечу и что-то запел себе под нос.

-Лес-то лес, но мы без продовольствия и воды! – вновь в голосе Вильгельма послышался страх.

-Не переживай. Здесь же есть аварийный маяк. Сейчас мы его включим, и за нами прилетят со станции. – с этими словами Корнилов влез в короб терминала и достал маленькое устройство, похожее на брелок.

Он деловито нажал кнопку, и брелок замигал огоньками.

-Вот и все. Дел-то! На две секунды! – только сейчас я разобрал, что он напевал себе гимн России.

-А теперь что? – спросил Вильгельм.

-Пойдем к шлюзу и будем ждать подмоги. – предложил я.

Вильгельм кивнул. Мы прибыли к шлюзу через два с половиной часа. Георгий рассчитал, что в лучшем случае группа со станции прибудет через двадцать два часа, поэтому ничего не оставалось, только ждать. Мы все уселись поудобнее и поближе к трубке Мюллера и молча уставились вверх, не видя ничего, кроме тьмы. Спустя длительное время молчание нарушил Корнилов.

-Мне это напоминает космос. Та же тьма. Вокруг тьма… Пустота, я бы даже сказал. Вот так! – Корнилов изобразил рукой падающий корабль. –Помню, как мы два года назад разбились здесь, недалеко от купола. Вот весело было. Капитана нашли в туалете прибитого к потолку. – Георгий рассмеялся. – А штурмана просто выдавило из костюма, как поплавок. Мне повезло больше всех. Я вовремя ударился головой об острый угол и потерял сознание.

-Ты со своими байками! – Мюллер что-то бросил в Георгия, но я не разобрал что именно.

-Ну а что? Я же вернулся. Жив – здоров, цел и невредим. Так что не вешай нос. – Георгий слегка щелкнул Вильгельма по его огромному носу, напоминающему по форме картофельный клубень.

-Да пошел ты! – огрызнулся Вильгельм и обиженно повернулся к Георгию спиной.

И вновь повисло страшное молчание. Будто мы все трое стояли на кладбище перед чьей-то могилой. Будто нам приказали «Не разговаривать!» и приставили к спинам стволы автоматов. Это мертвецкое молчание сводило меня с ума. Я почувствовал, что мне тяжело дышать.

-Мне кажется, или становится тяжело дышать? – но мне никто не ответил.

Я подполз к осветительной трубке и увидел, что Вили лежит, закрыв глаза, а Георгий молча уставился в него.

-Что с ним? Он мертв?

-Спит. – Георгий покачал головой. – Нам тоже лучше лечь спать. Так больше кислорода будет. Света нет – фотосинтеза не происходит. Воздуха не так много, так что лучше тоже спать.

Георгий тут же развалился рядом с Вили и захрапел. Я тоже лег, но очень долго не мог заснуть, потому что голова начинала болеть из-за недостатка кислорода.

 Когда я проснулся, то едва мог дышать. Я словно рыба открывал и закрывал рот, но не чувствовал, как воздух наполняет мои легкие. Я схватился за горло, не знаю – зачем я это сделал. Георгий сидел и делал медленные и протяжные вдохи и выдохи. Наконец я пришел в себя и немного успокоился, но воздуха все равно не хватало.

-Что с Вили? – спросил я.

-Он мертв.

-Задохнулся?

-Угу.

-И что теперь делать?

-Ждать. Группа будет здесь через полчаса, максимум – через сорок минут. Так что надо ждать. Лучше не болтать.

Мы уставились друг на друга. Я не сводил с него глаз, а он – с меня. Но мы делали так не потому что нам хотелось, а потому что больше не было сил. Я понял, что не могу пошевелить конечностями. Видимо, Георгий чувствовал то же самое, но скрывал это. Все-таки какой крепкий народ – эти русские! В глазах все медленно плыло. Картина перед глазами покрывалась все более толстой пеленой, из-за чего изображение было мутным и очень расплывчатым. Я почувствовал, как засыпаю…

Проснулся я уже на спасательном корабле. Санитар сидел надо мной.

-Слава Богу, он жив! – крикнул санитар кому-то.

-Г-где…? – вместо голоса у меня был не то хрип, не то шепот.

Санитар осторожно надел на меня кислородную маску и приложил палец к губам.

-Ты молодец, Билл! – я увидел знакомое лицо, второй санитар по имени Джеймс, мы дружим с ним на станции.

-Г-где Корнилов?

-А ты разве не видел? Он понимал, что оба вы не выживете, кислорода не хватит, и перерезал себе горло.

-С-спасибо…

-Что ты, не за что! – улыбнулся санитар, перебив меня.

-С-спасибо, Г-ге… Георгий… - я вновь заснул.


?

Log in

No account? Create an account